В Ульяновской области планируют создать 20 тысяч рабочих мест

В 2011 году в Ульяновской области планируется создать 20 тысяч рабочих мест, сообщили корреспонденту ИА REGNUM-ВолгаИнформ в пресс-службе правительства Ульяновской области. Численность зарегистрированных безработных граждан, зарегистрированных в центрах занятости, за 12 месяцев прошлого года снизилась на 42%. Уровень регистрируемой безработицы составил 1,3%. Сократилась и численность работников, находящихся под риском увольнения, и граждан, работающих в режиме неполного рабочего дня. На начало 2010 года их было 39 тысяч человек, к концу года их количество не превышало десяти с половиной тысяч человек.

Всего по «Программе поддержки занятости населения» в 2010 году было освоено 685 млн рублей, в том числе 649 млн рублей — средства федерального бюджета и 36 млн рублей — средства областного бюджета.

В Самарской области двоих граждан обвиняют в разбое и убийстве

В Тольятти Самарской области 21 -летнему уроженцу Грузинской ССР и 39-летнему уроженцу Узбекской ССР предъявлено обвинение в разбое и убийстве, сообщили корреспонденту ИА REGNUM-ВолгаИнформ в следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации по Самарской области. По версии следствия, 22 января 2011 года примерно в 3 часа злоумышленники, с целью завладения имуществом водителя такси — 27-летней жительницы города Тольятти Самарской области — нанесли ей множественные ножевые ранения грудной клетки и шеи. От полученных повреждений потерпевшая скончалась, а злоумышленники, похитив ее золотые украшения и сотовый телефон, скрылись с места совершения преступления.

По ходатайству следователя в отношении обвиняемых судом избрана мера пресечения в виде заключения под стражей. В настоящее время проводятся следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего. Расследование уголовного дела продолжается.

Татарские национал-сепаратисты призывают следовать примеру Египта

Председатель Милли-меджлиса татарского народа (Национального парламента), лидер партии «Иттифак» Фаузия Байрамова выступила с громким политическим заявлением. В ее «Обращении к татарскому народу» говорится о «желании руководства России уничтожить татарскую нацию», а также содержатся призывы «не подчиняться законам, направленным против татар».

Текст обращения на татарском языке был опубликован на сайте Всетатарского общественного центра (ВТОЦ) 31 января. В нем Байрамова раскритиковала всех руководителей и политиков по пунктам. Например, президента Татарстана Рустама Минниханова она осудила за то, что он «похоже, кроме спорта, ничего не знает и не понимает». Больше досталось его предшественнику Минтимеру Шаймиеву , ныне занимающему пост госсоветника РТ и возглавляющему Республиканский фонд возрождения памятников истории и культуры «Возрождение» («Янарыш»).

В адрес Шаймиева Байрамова заявила, что «на деньги народа, которые он принудительно собрал в свой фонд», стал восстанавливать Свияжск «как русский город», делая это несмотря на то, что «археологи доказали — на месте Свияжска во времена Золотой Орды была татарская слобода Зояда». В то же время в Болгаре «Шаймиев историческую для татар землю распахал бульдозерами, на местах, где читают молитвы, открыл туалеты, а в мечетях ради туристов открыл музеи».

Вслед за этим Байрамова обвинила власти республики в том, что они «своей разрушительной политикой по уничтожению исторического наследия превратили Казань в город, в котором больше нет татарской архитектуры». «Сегодня, когда татарская культура прозябает в нищете, чиновники Татарстана, тратя миллионные суммы денег, из Москвы в Казань приглашают русско-еврейских артистов, которые несвойственными нашей нации выступлениями унижают наш дух», — пишет председатель Милли-меджлиса.

Но особенное беспокойство у Фаузии Байрамовой вызывает то, что власти Татарстана «превратили исламские организации в кукольные, посадили везде государственных мулл, которых могут поставить, а могут снять, бессовестно вмешиваясь во внутренние дела духовенства». «Московские и казанские чиновники, доверившись так называемым «экспертам», начали татар-мусульман разделять на ханафитов и ваххабитов, противопоставлять их друг другу, без суда уничтожать на месте. Российским властям в физическом уничтожении активных татар-мусульман и с целью того, чтобы сгноить в тюрьмах ни в чем неповинных людей, особенно помогают трусливые татарские чиновники и продажное духовенство», — считает Байрамова.

По ее мнению, такая политика направлена на то, чтобы «татары перестали быть татарами, мусульманами, забыли, кто они такие, быстро превращаясь в русских и принимающих православие», и все это делается для того, чтобы «татарский народ больше никогда не говорил о своем государстве и не мечтал об обретении государственной независимости».

В «Обращении к татарскому народу» также сказано, что «ни татарстанским, ни российским чиновникам доверять нель
18fe
зя — никому из них не нужно, чтобы мы жили как нация со своим языком и культурой, независимо и счастливо, поэтому направленным против нашей нации, языка и религии их законам не подчиняйтесь».

Несмотря на эти, мягко говоря, сомнительные призывы, обращение Фаузии Байрамовой было тут же транслировано татароязычным радио «Азатлык» («Свобода»), за что его поблагодарила сама автор. В комментарии к публикации на редакционном сайте Фаузия Байрамова призвала всех «брать пример с Египта», где, как известно, уже который день происходят беспорядки и стихийные митинги.

Предыстория «бабушки татарского национализма» 60-летней Фаузии Байрамовой относится к началу 1990-х годов, когда в центре Казани шумели митинги татарских национал-радикалов. После стабилизации режима Минтимера Шаймиева Байрамова на долгое время сошла с политической сцены. Ее фамилия снова появилась в СМИ в декабре 2008 года, когда Милли-меджлис принял «Декларацию о независимости Татарстана» и объявил о создании национального «правительства в изгнании». Его главой стал другой известный националист-эмигрант, сбежавший в США, Виль Мирзаянов . Сессия Милли-меджлиса приняла также обращение «ко всем государствам мира и ООН» с просьбой признать суверенитет Татарстана и «организовать массовые кампании в поддержку независимости Татарстана перед правительствами своих стран и общественностью».

Все эти политические «шалости» в итоге разбудили татарстанскую Фемиду, долго не принимавшую никаких мер: в отношении Байрамовой было возбуждено дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ (действия, направленные на возбуждение ненависти, вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершенные публично). Расследование вел Набережночелнинский следственный отдел СУ СКП РФ по РТ.

По решению Набережночелнинского городского суда в феврале 2010 года Байрамова получила крайне гуманный (если сравнивать, например, с делом Ирека Муртазина — прим. ИА REGNUM ) приговор — 1 год лишения свободы условно с отсрочкой исполнения приговора на один год.

Кадыров — президенту России: Беды России связаны с упущениями в воспитании детей

Защита детей от насилия и борьба с наркоманией в детской и подростковой среде — эти задачи, поставленные президентом России Дмитрием Медведевым в Екатеринбурге, глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров назвал «одними из самых злободневных для российского общества».

«Я твердо уверен в том, что поставленную главой государства Дмитрием Медведевым задачу нужно решать всем миром. Все российское общество должно воспринять её как программу стратегического значения. Многие беды нашей страны, порой, напрямую связаны с упущениями в воспитании детей, в отсутствии человеческого отношения к ним», — заявил Кадыров 2 февраля журналистам после встречи с группой «трудных» подростков.

«Ребенок из неблагополучной семьи предоставлен самому себе. Он становится легкой добычей для преступного мира, Живущий по законам улицы, он впитывает в себя все самое худшее, что свойственно этому миру — жестокость, цинизм, насилие. Его намеренно втягивают в наркоманию, его делают преступником. Он оказывается изгоем, вне общества, вне семьи, вне морали, вне религии. Если нас беспокоит будущее страны, то нужно не «думать» о детях, а уже сегодня что-то делать для них. Эта задача четко обозначена президентом России и нам, не дожидаясь каких-то новых законов и указаний, нужно действовать. И действовать так, чтобы достучаться до каждого ребенка, оказавшегося в трудной жизненной или психологической ситуации. Я предлагаю заботу о подрастающем поколении строить на индивидуальной работе с каждым ребенком отдельна. Надо смотреть в глаза ребенку, если нас по-настоящему волнуют его проблемы», — подчеркнул Кадыров.

По его словам, самое пристальное внимание должно уделяться воспитанию ребенка в семье. «Даже в Чечне не все родители в полной мере выполняют свои обязательства перед детьми. Более двухсот подростков поставлены милицией на учет за совершение мелких правонарушений и бродяжничества. И все они из неблагополучных семей, где или родители развелись, или отец употребляет спиртные напитки. И если сегодня речь идет о мелких проступках подростка из такой трудной семьи, то завтра он может оказаться на скамье подсудимых. Поэтому я поставил перед органами образования, главами местных администраций, общественными организациями республики задачу заняться каждым из этих детей в отдельности. Изучить обстановку в каждой семье. Если семья находится в трудной жизненной ситуации, мы окажем помощь. Это и трудоустройство родителей, в отдельных случаях, возможно, и решение жилищных проблем. Ну а тот из родителей, кто, употребляя алкоголь, создает невыносимые условия в семье, мешающие нормальной жизни и воспитанию детей, тот будет, практически, под круглосуточной опекой общественников», — отметил он.

По словам Кадырова, «в неблагополучных, семьях дети с раннего возраста находятся в условиях бесправия, они видят постоянные скандалы между родителями, пьяный отец может поднять руку на ребенка, и в поисках лучшей жизни дети у
1b33
ходят на улицу».

«Ярким подтверждением слов Дмитрия Медведева о насилии над детьми является состоявшийся сегодня у меня с одним из мальчиков диалог. После встречи с группой подростков он со слезами на глазах подошел ко мне и рассказал, в каких невыносимых условиях живет. Отец устраивает ежедневные скандалы. Фактически выгнал мать. Не заботится о мальчике, употребляет алкоголь. Ребенок оказался на улице. Отцу нет никакого дела, где он ночует, поел или голодным ночует в подъезде. Конечно, мы незамедлительно примем все возможные меры, чтобы помочь мальчику. Но сколько таких судеб еще? Нужно знать в деталях, в каких, условиях растут наши дети. Ни один ребенок не должен оказаться без внимания», — сказал Кадыров.

Кадыров уточнил, что в период с 2000 по 2002 годы в Чечне проблема беспризорных детей являлась крайне актуальной. «Тысячи детей в результате военных действий стали сиротами. Они стали обитателями городских развалин, сбились в стайки, совершая характерные юному возрасту проступки — мелкие кражи, уличные драки. И если бы, несмотря на переживаемые республикой трудности, эту проблему не решили, то сегодня повзрослевшие дети военных лет пополняли бы ряды остатков НВФ, регион стонал бы от роста преступности. Но благодаря усилиям власти, общества удалось осознать масштабы надвигающейся опасности, важность своевременного решений этой проблемы. Поэтому мы строили и открывали в республике школы-интернаты, спорткомплексы, дома культуры, детские творческие школы и другие учреждения досуга для детей и юношества», — сказал Кадыров.

Глава ЧР напомнил, что сегодня в республике нет беспризорных детей. За последние годы властям удалось разобраться в судьбе каждого ребенка, оказавшегося в приютах. «Ни один из них не обделен вниманием. Всех забрали родные и близкие люди. Кого-то усыновили благополучные семьи. Но забота о детях на этом не заканчивается. Да и отсутствие беспризорных детей не повод для успокоения. Мы обязаны ежедневно знать, что происходит с каждым ребенком. Я уверен, что эта задача, поставленная Дмитрием Медведевым в Екатеринбурге во время заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека, выполнима, если о ней помнить всегда и воспринимать её как одну из важнейших задач государства», — подчеркнул он.

«Я сегодня разговаривал с президентом Регионального общественного фонда имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова. Aймани Несиевна обещала за счет средств фонда оказать всемерную поддержку детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. В недельный срок будут готовы списки малоимущих семей, над которыми фонд возьмет шефство», — сказал Кадыров.

Зафар Гулиев: Карабахский цугцванг

С момента начала борьбы за независимость и её обретения в 1991 году главное внимание азербайджанского общества и руководства страны направлено на нахождение способов военного или мирного решения армяно-азербайджанского (карабахского) конфликта. После «бишкекского соглашения» (май 1994) конфликт был заморожен в подвешенном состоянии «ни войны — ни мира» и начался затяжной марафон переговорного процесса. С 1992 года к решению проблемы подключена Минская Группа ОБСЕ , которую в последние годы возглавляет трио сопредседателей из США, России и Франции. Вместе с тем, несмотря на все дипломатические усилия международных миротворцев и конфликтующих сторон перспективы урегулирования проблемы по сей день остаются неопределенными.

Между тем, «тупиковое» состояние конфликта есть во многом следствие инициированного Россией «бишкекского соглашения». Уже тогда надо было предвидеть, что это «капитулянтское перемирие» приведет к затяжной консервации ситуации, к отчуждению конфликта и к необходимости постоянных уступок. Соглашение фактически создало предпосылки для легализации НКР и наращивания ее государственных атрибутов. Соглашением были минимизированы шансы «силового» решения проблемы, ограничены возможности маневрирования и сделана ставка только на внешний мир и дипломатию.

После неудачного «бишкекского опыта» официальный Баку основные надежды на урегулирование конфликта стал связывать с США и с нефтью. Но уже можно констатировать, что формула «нефть в обмен на Карабах» также не привела к ожидаемым результатам. Расчёт на то, что активная нефтяная дипломатия будет стимулировать интерес Запада (США, ЕС) к скорейшему урегулированию конфликта, оказался несостоятельным. Для Запада, как и для России, более важно не столько окончательное решение проблемы, сколько геополитическая «привязка» конфликтующих сторон и самого конфликта, с тем, чтобы манипулировать ими в собственных интересах. Всё более очевидным становится то, что Москва, Вашингтон и Париж пока не горят желанием кардинально решить карабахскую проблему и, ограничиваясь имитацией миротворческой активности, исповедуют тактику манипулирования ситуацией в собственных целях.

Урегулирование карабахской проблемы, с момента прекращения активных боевых действий, фактически переведено в плоскость геополитической «разборки» между Россией и Западом (США, ЕС). Фактически проблема загнана в «цунгцванговую ситуацию», когда любая попытка выхода из «переговорного застоя» и урегулирования конфликта иным способом (в обход США, России и МГ ОБСЕ) чреваты серьёзными угрозами для обеих конфликтующих сторон. Подчинение решения конфликта внешним факторам и ходу развития глобальных проблем, по сути, обрекают конфликтующие стороны на продолжение имитационных переговоров и пассивное ожидание более благоприятной геополитической ситуации.

С самого начала перевод конфликта из состояния войны в неопределенное состояние «ни войны — ни мира» и подключение к переговорному процессу МГ ОБСЕ, стран сопредседателей и различных международных организаций подразумевала неизбежность компромиссо
4522
в в позициях сторон. К сожалению, многолетние и абсолютно бесплодные миротворческие усилия незаметно трансформировались в некую политическую игру, в которой идет не столько поиск взаимоприемлемого компромиссного варианта урегулирования проблемы, сколько попытка манипулирования переговорным процессом и самим конфликтом в геополитических (державами) и во внутриполитических (Арменией и Азербайджаном) целях. К тому же, поиск компромиссного варианта решения проблемы фактически давно уже перестал быть делом президентов и общественности конфликтующих стран: он предполагает широкий геополитический консенсус между ведущими державами, имеющими свои устойчивые интересы в регионе. По существу, на поверхности идет имитация переговоров, имитация поиска решения, на деле же — мирное урегулирование конфликта уже давно зашло в тупик, выход из которого может быть либо на базе принуждения к компромиссам, либо в возобновлении войны, которую многие также воспринимают как один из действенных путей принуждения к компромиссам.

Зададимся вопросом, а возможно ли в рамках действующего переговорного процесса достижение консенсусного и компромиссного урегулирования конфликта, которое как «меньшее из зол» могло бы удовлетворить значительную часть общественности обеих стран? И если это возможно, то на базе каких принципов и уступок по каким вопросам? Ведь дело не в том, что переговоры в принципе не способны дать результата. В конце концов, к какому-то результату всегда могут конфиденциально уговорить или принудить нелегитимных лидеров обеих стран. Но станет ли этот вариант «работающим», если он не найдет понимания и поддержки у населения страны или если его не будет предварять прочный геополитический консенсус между заинтересованными державами? Сегодня, по сути, предпринимаются активные попытки форсирования какого-то компромиссного решения на уровне первых лиц конфликтующих стран, то есть за спиной общественности. При этом, игнорируется тот факт, что пределы компромиссов, на которые, в какой-то момент способны решиться главы государств, могут не совпасть с компромиссным «потолком», который считают допустимым общественные круги обеих стран, толкующие на свой манер понятия исторической, политической, правовой и пр. справедливости.

В реальности попытка урегулирования проблемы на базе компромиссов, помимо закулисного геополитического аукциона на уровне держав, ведет также к позиционному торгу конфликтующих сторон. К примеру, одна сторона (Армения) предлагает территории в обмен на статус, другая (Азербайджан) — коммуникации в обмен на территории. Между тем, ситуация торга и ситуация поиска компромисса — это всё-таки две разные вещи: в первом случае, каждая сторона пытается перехитрить (перекупить) оппонента, ничего не меняя в своей позиции, во втором случае — предполагается сближение позиций и поиск какого-то общего знаменателя для того, чтобы сдвинуть переговорный процесс с мертвой точки. Сегодня в переговорном процессе пока превалируют имитационная игра и примитивный торг. Готовности же к реальным компромиссам пока не чувствуется.

Впрочем, и лимит возможных компромиссов уже почти исчерпан: по крайней мере, со стороны Азербайджана. К тому же, слишком разнятся позиции сторон в понимании того, что может и должно быть предметом компромиссов. Армения, постоянно выпячивая фактор временного военного успеха, пытается выстроить ассиметричную формулу компромисса, как бы производную от отношений между победившей и проигравшей стороной. С этой точки зрения, она ждет от Азербайджана не столько компромиссов, сколько капитулянтского примирения с реалиями. При этом, пределы своих компромиссов она ограничивает лишь возможностью постепенного и порционного устранения некоторых последствий своего военного успеха (ведет торг оккупированными азербайджанскими территориями). То есть, налицо не поиск реальных компромиссов, а стремление поставить переговорный процесс в зависимость от де-факто состоявшихся военно-политических преимуществ. Примерно на схожей позиции стоит и Азербайджан, с той лишь только разницей, что здесь имеет место демонстрация не прошлых, а нынешних и будущих мускулов (военных, экономических, транзитных, нефтедолларовых, геополитических, демографических и т.д.). Иными словами, в одном случае поиску реальных компромиссов мешает гипертрофия прошлых успехов, в другом — будущих. При таком подходе к идее компромиссов вряд ли возможен какой-либо прорыв в переговорном процессе, который фактически уже давно превратился в нудную имитационную игру.

По существу, разрешение конфликта на базе нахождения взаимоприемлемой модели урегулирования предполагает три этапа (три уровня) достижения компромисса:

1. на геополитическом уровне (прежде всего, между США и Россией),

2. на уровне авторитарных лидеров конфликтующих стран,

3. на уровне политических элит и общественности этих государств.

Способна ли какая-то модель урегулирования выдержать испытание всеми тремя инстанциями? Если процесс будет идти в рамках открытого, свободного волеизъявления сторон и одновременно на всех трех уровнях, то успех маловероятен. Но если движение будет идти последовательно от первого пункта к третьему, в полузакрытом режиме и в форме соразмерного принуждения обеих сторон к разумным компромиссам, то в принципе определенный прогресс в урегулировании конфликта может быть достигнут.

Провал переговорного процесса в прежние годы был обусловлен уже на первом уровне — отсутствием геополитического консенсуса. Если будет преодолен этот барьер и достигнуто согласие по модели урегулирования конфликта (принятие двух заявлений по карабахской проблеме лидерами стран-сопредседателей внушает некоторый оптимизм), то останется самое трудное — принудить к согласию глав государств и затем подготовить к компромиссам общественность обеих стран. Срыв возможен на любом уровне. Как это уже не раз бывало ранее. Срыв возможен даже после принятия какого-то решения, если оно будет грубо навязанным, не найдет поддержки у большей части общественности или если вновь будет нарушен геополитический консенсус между державами. В этом случае такое решение вряд ли обеспечит долгосрочный мир и снимет проблему.

Возможно ли на данном этапе решение по карабахской проблеме, которое могло бы найти поддержку на всех трех уровнях: конкурирующих держав, лидеров Армении и Азербайджана и самих обществ в этих странах? И вообще, в подобных затяжных, глубоких и многослойных конфликтах возможны ли взаимоприемлемые компромиссы и сугубо мирный — консенсусный вариант решения проблемы? Любое решение будет трудным, хрупким и непопулярным. Любое решение будет торпедироваться определенной частью общества в Армении и в Азербайджане (вплоть до манипулирования им во внутриполитических целях). Любое решение будет несправедливым в восприятии каждой стороны и может катализировать реваншистские настроения. Многолетняя практика переговорного процесса в рамках МГ ОБСЕ показала, что путь сбалансированных компромиссов и ориентации на всеобъемлющий консенсус — малоэффективен.

Конечно, этот путь интеллектуально притягателен, психологически подкупающ, процедурно демократичен, но абсолютно некорректен с точки зрения международного права и основополагающих принципов справедливости, поскольку игнорирует очевидный факт оккупации Арменией азербайджанских земель и фактически уравнивает меру ответственности агрессора и жертвы агрессии. И, главное, этот путь пока что нереален. Быть может, он обретет реальные очертания, когда будут устранены последствия оккупации, полностью выдохнется конфронтационная энергетика конфликта и общества в обеих странах станут более демократическими, правовыми, гражданскими, благоустроенными. Сегодня же обе страны обречены либо на продолжение прежней имитационной игры в «поиск консенсусного решения», либо на военное снятие проблемы. Правда, есть ещё и промежуточный вариант «принудительного» урегулирования конфликта в закрытом элитном режиме — на уровне лидеров держав и конфликтующих государств, но в обход общественности обеих стран (по сути, уже идет обкатка именно этого варианта). Такое навязанное закрытое решение, скорее всего, будет отторгаться впоследствии обществом. И тогда с благословения держав может быть реализован сценарий усмирения, «выкручивания рук» общества, с целью его принуждения к принятию условий мира. Иными словами, закрытый и императивный способ решения карабахской проблемы выглядит сегодня более реальным, хоть и менее привлекательным. Ведь он будет работать на сохранение и даже ужесточение модели закрытого (недемократического) общества в обеих странах. На время подобная «репрессивная стратегия» может сработать. Но можно ли надолго навязать обществу неприемлемый или несправедливый мир?..

Многие порой в плену у другого мифа: им кажется, что интеграция обеих стран в евроструктуры и продвижение в области демократии могут обеспечить успех в мирном урегулировании конфликта. Но почему? Если этот процесс будет идти единовременно и симметрично в обоих государствах то, что он изменит в позициях сторон и в отношении стран-сопредседателей? Если же подразумевается ассиметричный вариант (одна страна интегрируется и демократизируется, а другая нет), то тогда резон говорить не об урегулировании конфликта, а о возможности принуждения страны-изгоя к желаемым уступкам. Всегда ли возможно такое принуждение? Не переоценивается ли порой роль «пряника и кнута» в мирном урегулировании подобных конфликтов?

Процесс все время идет в плоскости: если не удается соблазнить, уговорить, то следует подкупить, обмануть или напугать, заставить… Между тем, почему-то игнорируется тот факт, что конфликт уже пустил глубокие корни и закрепился чуть ли не на уровне «коллективного бессознательного» обоих народов, что это не только историческая тяжба и территориальный спор, но во многом и цивилизационное противостояние (на что, в частности, указывал Хантингтон). И это противостояние существует не только на уровне самих конфликтующих стран, но отчасти и на уровне патронирующих держав — в геополитической плоскости. А в конфликтах такого рода «кнут и пряник» часто не дают желаемого результата. Что мы и видим по итогам многолетних бесплодных переговоров.

В этом плане аргументы, что интеграция в евроструктуры или процесс демократизации устранит все разногласия, снимет моменты межцивилизационного противостояния, создаст геополитическую основу для урегулирования конфликта и налаживания добрососедских отношений между народами и странами, представляются малоубедительными. По крайней мере, с позиций сегодняшнего дня. Столь же малоубедительны и взаимные прессинговые аргументы конфликтующих сторон. К примеру, когда Армения всё время спекулирует фактом военных успехов и поствоенных реалий, включая главный козырь — оккупированные территории, а Азербайджан стремится обезоружить оппонента перманентным ростом своего военно-экономического, финансового или демографического потенциала. Всё это, как мы видим, отнюдь не дает желаемого эффекта и не способствует мирному урегулированию конфликта.

Если бы обе страны были полностью предоставлены сами себе, то возможно всё решалось бы в атмосфере более конструктивного диалога или, скорее всего, на поле боя, в ходе периодических ожесточенных войн, с весомыми шансами на итоговый успех Азербайджана. Но конфликт уже давно вышел на уровень международного урегулирования и у него есть очень важная геополитическая составляющая. И этот фактор, несмотря на бесплодность переговорного процесса, обрекает стороны на продолжение поиска мирного решения, поскольку на сегодня единственной альтернативой ему является возобновление войны, на которую наложено внешнее табу.

Стоит отметить, что коллизии перспектив развития внутриполитической ситуации в Азербайджане и в Армении формируют весьма неблагоприятный и неустойчивый фон для урегулирования карабахской проблемы, обрекая страны на продолжение имитационной игры. Оба конфликтующих государства уже давно находятся в состоянии политической болезни: и там, и тут авторитарные режимы власти, забвение интересов народа, разгул коррупции, правовой волюнтаризм, фальсификация демократии, жестокое подавления гражданской активности. Власти обеих стран поднаторели в искусстве имитации: все реформы и новации носят откровенно имитационный характер. И стоит ли удивляться, что процесс урегулирования карабахской проблемы также идёт в сугубо имитационном ключе: это, по большому счету, устраивает и МГ ОБСЕ, и власти обеих стран. Одно несомненно: до тех пор пока карабахская проблема будет решаться в имитационном ключе наивно ждать какого-либо прогресса. Имитация мирных переговоров может периодически сменяться имитацией подготовки к войне, но всё это не приблизит к урегулированию конфликта. Власти страны и часть общества находятся в плену иллюзии, что время работает на Азербайджан. Но время работает только на тех, кто считается с требованиями времени. Наивно уповать только на нарастающее преимущество своих экономических и военных аргументов — на поток нефтедолларов и рост бюджетных отчислений на армию. Эти аргументы, конечно же, могут играть весомую роль, но только не в условиях жесткого авторитаризма и масштабной коррупции. Более значимым было бы создание позитивного имиджа власти и привлекательного образа страны. А для этого необходимо подлинное (а не имитационное) развитие страны по пути демократии и прогресса. Сказанное в равной мере актуально для обоих конфликтующих государств.

Эксперт: "В Киргизии по долям делят государственную власть"

Интервью ИА REGNUM депутата парламента Киргизии от фракции «Ата-Мекен» Равшана Джеенбекова.

ИА REGNUM: Чего добилась Киргизия за 2010 год?

В Киргизии впервые удалось установить новую систему правления. Она кардинально отличается от прежних режимов, которые существовали в республике в течение 20 лет. Мы более-менее смогли ввести демократические ценности. Раньше в стране все решал один человек, теперь есть силы, которые могут противостоять друг другу, таким образом, в стране появился какой-то политический баланс. Потом, мы все-таки в 2010 году смогли избавиться от того режима, который, по-нашему мнению, был неправильным для нашей страны. Но вместе с тем мы допустили достаточно серьезные ошибки, они видны и нам, и всему мировому сообществу. В первую очередь — это ошские события, в результате которых погибли тысячи наших граждан. Это черное пятно в нашей истории, в жизни нашей страны. К сожалению, в то время власть оказалась очень слабой, в какой-то мере некомпетентной, поэтому мы и допустили такую трагедию.

ИА REGNUM: Какова причина межнационального конфликта в Оше?

Я бы не стал обвинять только временное правительство. Конечно, есть и его вина. Но я больше бы винил старый режим. Эта проблема осталась от Советского Союза. Возможно, искусственно или по незнанию советский режим создал демографические проблемы в этом регионе. Второе — нерешенные социально-экономические проблемы, которые имеют место быть последние 20-30 лет. И ни одно правительство, ни один президент не смогли решить их. Возможно, у них не хватало ресурсов, может быть, интеллекта. Третье -конфликт между киргизами и узбеками появился не сегодня, он был и до. Наши прежние власти не делали из предыдущих столкновений никаких выводов, не были наказаны чиновники, которые допустили межнациональный конфликт еще в советское время и позже. Когда мы не делаем выводов, не анализируем и не устраняем причины возникновения противостояний, они, безусловно, повторяются. Надеюсь, новая власть сделает выводы, накажет виновных и поставит акцент на решении тех проблем, которые в этом регионе заморожены, особенно социально-экономические.

ИА REGNUM: Есть информация, что на то или иное место назначают руководить людей не по профессиональному признаку, а по партийной принадлежности. К примеру, директором «Кыргызалтына» стал человек, специализировавшийся ранее на фармацевтике. Почему так происходит?

Вы правы. Сферы влияния разделили три партии, входящие в коалиционное большинство. Оставшиеся две — в оппозиции, и они не имеют властных рычагов. В соответствии с конституцией они получают в парламенте комитет по бюджету и комитет по правопорядку; одну треть членов счетной палаты, треть членов центрально-избирательной комиссии и треть совета по отбору судей. Других портфелей для оппозиции нет. Но на счет трех партий, которые сегодня разделили портфели, как говорят, «распилили» все бизнес-структуры, государственные предприятия и политические должности, вы правы.
3832
Они в некоторых случаях назначают непрофессиональных людей. Я думаю, это неправильно, и я был одним из первых, кто поднял этот вопрос и высказался за то, что так нельзя. В конце 50-х годов, например, голландско-британская компания » Shell » столкнулась именно с такой проблемой. 60 процентов акций компании принадлежали голландской стороне, 40 — британской. И что удивительно, они тоже делили все должности внутри компании в соответствии с долей. И это привело к тому, что в конце 50-х годов у компании возникли серьезные проблемы с прибылью, управлением. И они как раз таки доказали на собственном примере, что нельзя делить должности по долям.

ИА REGNUM: Как распределяются доли в киргизском случае?

У нас три партии делят по долям, по 33%, всю государственную власть и государственные компании. Обычно, когда в других странах коалиционные партии делят власть, они делят только политические должности, то есть министерства. Они даже агентства, службы не делят. А у нас все распределяют, так как выгодно. Я абсолютно уверен, премьер-министр Алмазбек Атамбаев как глава правительства потеряет контроль. И премьер-министр должен выступить против такого распила. К сожалению, когда я встречался с премьером, он, наоборот, поддержал такую позицию и сказал, что делить все портфели правильно. Я ему в лицо заявил, что он неправ, премьер-министр должен быть премьер-министром и решать вопросы назначений в стране. Поэтому, я думаю, в ближайший месяц-два Алмаз Атамбаев потеряет контроль. Потому что те министры, назначенцы на госпредприятия подчиняться премьер-министру полностью не будут, а станут подчиняться только своим партиям, своим лидерам.

ИА REGNUM: Если произойдет кризис, чем это обернется для премьера, для коалиции?

Если премьер-министр почувствует, что теряет контроль, он попытается восстановить свои полномочия по назначению в государственных структурах. Но, я уверен, те фракции, которые уже сегодня ощутили силу, определенные ресурсы, не будут идти обратно, чтобы вновь бороться за портфели, которые они уже получили. Начнутся проблемы внутри коалиции, и, скорее всего, коалиция начнет разваливаться.

ИА REGNUM: К чему это приведет?

Попытка сформировать новую коалицию начнется заново. Я уверен, что если коалиция развалится, то новая коалиция будет создана быстро. Потому что сегодня депутаты и министры почувствовали вкус власти, и они просто так ее не отдадут. Второе — они вложили очень много ресурсов, и не хотели бы их потерять.

ИА REGNUM: Многие отмечают, что политическая элита не обновляется, насколько это так?

Я бы сказал наоборот. Если вы заметили, политическая элита начала меняться. Можете себе представить, сегодня во главе парламента сидит 43-летний бывший руководитель. Он достаточно опытный человек, но и достаточно молодой для спикерства. Первый вице-премьер-министр — 40-летний предприниматель и бывший вице-премьер-министр. Все политики новые. Да, они были во власти, но они молодые. Из старых у нас остается только Феликс Кулов , Омурбек Текебаев , Алмазбек Атамбаев. Остальные — те, кто показывают свои амбиции, или рвутся к власти, или находятся уже во власти.

ИА REGNUM: Чем они отличаются?

Они отличаются от старшего поколения политиков. Да, не кардинально, но все равно мышление 40-летних людей другое. Они более прагматичны.

Если Текебаев, Атамбаев и Кулов более идеалисты, то эти более прагматичны, они могут найти общий язык и с идеалистами, которые есть во власти, и с прагматиками.

ИА REGNUM: Во время выборов в парламент у партии «Ата-Мекен» не сложились отношения с Москвой и московскими влиятельными группами. Как сейчас обстоят дела? Как депутат от фракции «Ата-Мекен» я скажу, что, да, у нас были проблемы, но любой политик, любой член нашей партии понимает, что Киргизия без России не может существовать. И Киргизия многим обязана России как нашему основному внешнеполитическому и стратегическому партнеру, потому что государственность Киргизии в какой-то мере была обеспечена Россией. И то, что мы имеем сегодня такую страну как Киргизия, — это заслуга России. И мы все это понимаем. И говорить, что партия «Ата-Мекен» будет работать только с западными странами и Америкой, это, я думаю, ошибочно. Россия для нас есть и останется основным стратегическим партнером.

ИА REGNUM: Почему депутаты, как только начал работать парламент, стали обсуждать вопросы, которые не очень сильно волнуют большинство граждан и не требуют быстрого решения — создание молельных комнат и прочее?

Вы правы, парламент должен больше заниматься социально-экономическими проблемами, законотворчеством в этих областях. Но, к сожалению, парламент — большой организм, и управлять парламентом одному человеку или группе лиц очень тяжело. Поэтому иногда какие-то популистские предложения проходят, особенно те, которые касаются религии, привилегий, создания новых государственных организаций, потому что они интересны депутатам и группам парламента. Спикер должен стараться управлять парламентом и решать в первую очередь, чем должен заниматься Жогорку Кенеш в ближайшее время.

Мы должны больше заниматься решением социально-экономических проблем. Потому что сегодня экономика в Киргизии на грани развала, даже можно сказать, что развалена. Социальный сектор еле дышит. Бастуют врачи, учителя, возможно, скоро поднимутся милиционеры. И когда на фоне этих проблем мы начинаем заниматься вопросами молельных комнат в парламенте, это выглядит не совсем прилично.

ИА REGNUM: Количество депутатов увеличилось, и постепенно парламентарии начинают потреблять значительные ресурсы

Наша партия всегда выступала за сокращение числа госслужащих и требует этого, нужно сократить хотя бы для начала на 20%. Мы — за оптимизацию государственных расходов. Сегодня, когда мы имеем дефицит бюджета официально около 18 млрд сомов, неофициально около 30 млрд сомов, не можем позволить себе увеличивать количество госслужащих даже на одного человека. К сожалению, мы в оппозиции и представляем в парламенте меньшинство. А большинство решает вопросы по-своему.

ИА REGNUM: Насколько парламентарии умеют находить между собой компромисс? Вы могли бы сложить со второй оппозиционной партией «Ар-Намыс» блок?

Мы ведем переговоры. «Ар-Намыс» и «Ата-Мекен» уже совместно разработали экономическую программу оппозиции, и она в ближайшее время будет опубликована в СМИ. И это будет альтернативным видением развития экономики нашей страны. Безусловно, этого недостаточно, потому что только экономической программой мы не можем решить проблемы. Параллельно нужно проводить реформы в судебно-правовой системе. Мы должны продолжать реформы в политике. Реформировать систему образования. Без этого экономическая программа ни одной партии, какой бы сильной она не была, не будет работать.

ИА REGNUM: До сих пор стоит вопрос национализации. Обсуждают судьбу «Мегакома», «Джеруя», иссыккульских пансионатов. Почему эта тема до сих пор или не завершена, или не выведена на открытую плоскость?

20-30 лет судебно-правовая система была полностью коррумпирована и служила одной семье, одному режиму. Поэтому сегодня, когда поднимается вопрос национализации, всегда будут подозрения к тем органам, которые затронули этот вопрос, то есть сделали ее правовое оформление. Общество сегодня не доверяет ни генеральной прокуратуре, ни милиции, ни службе национальной безопасности и даже парламенту. Одна из главных проблем новой власти — это вопрос доверия населения. И над этим необходимо работать. Поэтому когда встает вопрос национализации, возникает вопрос доверия. Общество не доверяет, парламент не доверяет генеральной прокуратуре. Поэтому вновь поднимается вопрос национализации.

Создана депутатская комиссия, членом которой я являюсь, и мы скоро начнем расследование по всем национализированным объектам. Сегодня официально национализированы около 30 объектов, хотя по нашей информации их около 90. Сотрудники правоохранительных органов за вознаграждения снимали со списка национализированных объектов и оставили 30. Хотя список был очень большой. Надеюсь, что депутатская комиссия разберется во всех этих проблемах.

ИА REGNUM: Собираются ли подвергнуть экспертизе еще и какие-то декреты временного правительства?

Депутаты постараются выяснить все проблемы, которые существовали последние 9 месяцев.

Как вы прокомментируете то, что в новый парламент прошли люди, которые достаточно тесно сотрудничали со свергнутым президентом Бакиевым и как так получилось?

Да, это факт. Но это не наша вина. Если эти люди пришли в парламент и во власть, значит, за ними есть определенный электорат. И они имеют определенную поддержку. И мы должны с ними считаться. Да, в какой-то мере это обидно, но мы не можем посадить в тюрьму и выгнать из страны всех бакиевских людей благодаря новой системе, которая у нас установилась. Не одна политическая сила не может сегодня доминировать, и нам всем, хотим мы этого или нет, приходится договариваться и терпеть. И это уже новая политическая культура в Киргизии. Это система сдержек и противовесов, потому что наши избиратели ни кому не отдали предпочтение, и всех поставили в одинаковые условия, чтобы мы могли одинаково влиять на политические процессы и чтобы мы могли договариваться и терпеть друг друга. Общество так решило и мы должны с этим считаться.

Справка:

Равшан Джеенбеков, 39 лет, киргиз. Родился в селе Арал, Таласской области Киргизии. В 1992 году закончил Кыргызский Национальный Университет г. Бишкек, в 1996 — ДипАкадемию МИД РФ, в 2008 — Школу управления Слоун, Массачусетского Технологического Института. Магистр юридических наук, магистр по международным отношениям, мастер бизнес-администрирования. Кандидат политических наук. В разные годы работал в МИДе, парламенте, правительстве. Возглавлял Государственный комитет по управлению госимуществом, был управляющим в Исламском Банке Развития в Киргизии. Заместитель председателя партии «Ата-Мекен» с 2007 года. Женат, имеет трех детей.

Белоруссия предложит инвесторам карту месторождений

В Белоруссии будет усовершенствована работа с инвесторами в области разработки полезных ископаемых. Об этом 2 февраля заявил министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Белоруссии Владимир Цалко .

«Сейчас мы готовим новые подходы к работе с инвесторами, которые выражают заинтересованность в разработке наших месторождений», — заявил министр. По его мнению, несмотря на упрощение взаимодействия с инвесторами, «решения о передаче в разработку белорусских месторождений будут обоснованными и взвешенными».

С целью эффективного привлечения иностранного капитала будет создан сайт с подробной информацией о самих месторождениях и перспективах их освоения в Белоруссии, в том числе месторождений бурых углей, железных руд и горючих сланцев.

Как сообщало ИА REGNUM , 24 января Александр Лукашенко призвал уделять первостепенное значение охране растительного и животного мира Белоруссии, рациональному использованию природных богатств.

Освобожден ранее похищенный в Египте турецкий журналист

Турецкий журналист Эрол Джандабакоглу был освобожден 2 февраля египетской полицией. Как сообщалось ранее, корреспондент телеканала Fox Эрол Джандабакоглу был похищен неизвестными людьми в момент, когда снимал миллионный митинг египетской оппозиции. Египетская полиция сразу же организовала операцию по освобождению Джандабакоглу. В результате спецоперации, Джандабакоглу и сопровождающие его лица были освобождены. Отмечается, что журналист дает показания в полиции о деталях его похищения. Состояние его нормальное.

Вопросом трудоустройства армян Алеппо займется лично губернатор

Губернатор Алеппо (Сирия) Али Ахмад Мансура обсудит вопрос признания дипломов вузов Армении с министром высшего образования Сирии доктором Гияс Баракати до предстоящего визита министра в Армению.

Как сообщили ИА REGNUM в пресс-службе МИД Армении, об этом губернатор заявил на встрече губернатора с генеральным консулом Армении в Алеппо Ашотом Манукяном. Генконсул сообщил губернатору о том, что в Алеппо живут около 500 граждан Армении, в основном женщины, часть которых не может работать в учебных заведениях, имея при этом диплом о высшем образовании. Губернатор Али Ахмад Мансура обещал заняться этими вопросами. Кроме того, между сторонами была достигнута договоренность о том, что вопросами трудостройства представленных консульством кандидатур губернатор займется лично. Генконсул также передал губернатору приглашение губернатора Араратской области посетить Армению.

Янукович: Спецслужбы ввели Лукашенко в заблуждение

Президент Украины Виктор Янукович заявил, что Александр Лукашенко «перегнул палку» в отношении оппозиции, доверившись спецслужбам. Интервью президента Украины 2 февраля опубликовала польская газета Rzeczpospolita.

Янукович выразил свое мнение по ситуации в Белоруссии и действиях белорусского президента следующим образом: «Когда я увидел, что произошло в Белоруссии, я был удивлен. Проще говоря, он перегнул палку. Я думаю, что он был введен в заблуждение своими спецслужбами».

Президент Украины также отметил, что, исходя из информации соцопросов, «никто не сомневался, что Александр Лукашенко победил на выборах».

Как сообщало ИА REGNUM , Янукович поздравил Лукашенко с победой на выборах 31 декабря. Официальный Киев воздерживается от комментариев по поводу внутриполитической ситуации в соседней Белоруссии. В ходе арестов при разгоне массовых акций протеста в Минске были арестованы граждане Украины, которые впоследствии отбыли срок за административное правонарушение в СИЗО.